Blog
mobile arrow

Legal Minds

3 October 2016 / by / in ,

Английское право и юрисдикция после Брекзита

Мы уже писали о том, что английское право и английские суды являются привлекательными для сторон судебных споров из многих стран, в том числе и из стран СНГ. Независимость судей и объективность судебного разбирательства перевешивают такие «недостатки» английской судебной системы, как дороговизна услуг английских юристов (судебная пошлина как таковая не так высока) и длительность процесса. Но вот случился Брекзит – с небольшим перевесом население Великобритании проголосовало за выход Соединенного Королевства из Евросоюза. Фактически выход еще не произошел, необходимо пройти необходимые процедуры, но если это случится, каким образом Брекзит отразится на привлекательности Лондона как мировой столицы рассмотрения споров? Будут ли стороны изменять пункты, регулирующие применимое  право и судебно-арбитражную оговорку в своих международных коммерческих контрактах и заменять Лондон другой европейской или азиатской столицей? Как будут применяться положения конвенций, регулирующих вопросы юрисдикции стран–членов Европейского Союза?

Хочется верить, что международные компании не станут менять английское право и юрисдикцию в своих контрактах, поскольку английское право известно своим неформальным подходом к рассмотрению споров – во внимание принимается суть спора, а не форма; суд обращает внимание на коммерческую целесообразность сделок. Кроме того, гибкость системы общего права, наработанный столетиями опыт рассмотрения споров, независимость и беспристрастность судей также ложатся на чашу весов.

Что касается конвенций и их применения, то скорее всего суды стран, входящих в Евросоюз, будут поддерживать закрепленный в договоре выбор английского права в качестве применимого права. Регламент  (ЕС) № 593/2008 Европейского Парламента и Совета от 17 июня 2008 г. «О праве, подлежащем применению к договорным обязательствам» (Рим I/Rome I), регулирует контрактные отношения между сторонами. Соответственно, Регламент (ЕС) № 864/2007 Европейского Парламента и Совета от 11 июля 2007 г. «О праве, подлежащем применению к внедоговорным обязательствам» (Рим II/Rome II) регулирует вопросы, не проистекающие из контрактов.

За небольшими исключениями, обычно суды стран Европейского Союза, кроме Дании, подтверждают указанный в договоре выбор применимого права и юрисдикции, независимо от того, входит ли данная страна в Евросоюз. Иными словами, даже если Великобритания выйдет из Евросоюза, суды стран Евросоюза  должны уважать сделанный сторонами выбор английского права, за исключением специальных положений. И наверняка английские суды поддержат английское право и юрисдикцию в соответствующих, разрешенных законом случаях. Однако, следует отметить, что были случаи, когда английский суд отказывал стороне в рассмотрении спора в Англии. Так, в деле VTB Capital plc v Nutritek International Corp & others [2013] UKSC 5, суд отказал стороне в рассмотрении спора в Англии на том основании, что  договор между сторонами не содержал указания на то, что Англия является исключительной юрисдискцией; кроме того, центр тяжести находился в России – устные и письменные доказательства,  свидетели и эксперты; фактические обстоятельства происходили там же.
В связи с Брекзитом Великобритания может заменить действующий режим рассмотрения споров в отношении действительности судебно-арбитражных оговорок и соглашения о взаимном исполнении судебных актов соответствующей альтернативой.

Новая редакция Брюссельской конвенции по вопросам юрисдикции и принудительного исполнения судебных решений в отношении гражданских и коммерческих споров (The Recast Brussels Regulation) содержит основные правила относительного того, какие суды стран-членов ЕС обладают соответствующими полномочиями для рассмотрения гражданских и коммерческих споров. За небольшим исключением, суды стран-членов ЕС поддерживают выбор другой юрисдикции страны-члена ЕС, сделанный сторонами договора. Данная конвенция также предусматривает систему взаимного признания и исполнения судебных актов, принятых внутри Евросоюза.

Если Брекзит действительно произойдет, эти положения могут измениться, и на данный момент неясно, что именно будет изменено и каким образом. Здесь возможно несколько вариантов. Так, Великобритания может заключить со странами–членами ЕС соглашение, аналогичное Брюссельской конвенции (Brussels Convention). Второй вариант – присоединиться к более ранней Луганской конвенции (Lugano Convention), регулирующей подобные вопросы. Третий вариат – Великобритания может ратифицировать Гаагскую конвенцию о соглашениях о выборе суда (Hague Convention on Choice of Court Agreements). Указанное позволит урегулировать вопросы юрисдикции и создать режим между Великобританией и другими странами – членами ЕС, регулирующий действительность и эффективность соглашений об исключительной юрисдикции и о взаимном исполнении судебных актов.

Пока не внесены изменения в соответствующее законодательство, существуют некоторая неопределенность и, соответственно, некоторые риски. Однако, представляется, что эта неопределенность не должна повлиять на выбор сторон договора, желающих указать английское право в качестве применимого и английскую юрисдикцию как место рассмотрения спора. В чуть более сложной ситуации могут оказаться контрагенты, когда договор не имеет реальной связи с Великобританией. Английские суды в таком случае будут применять концепцию forum non convenience и решать, какая именно юрисдикция будет наилучшей для решения данного конкретного дела. Однако, и эту сложность можно разрешить, указав в договоре, что английский суд обладает исключительной юрисдикцией. Также можно указать в договоре, что стороны отказываются/исключают действие концепции forum non convenience.

Geliya Chukmarova

Geliya is Head of CIS Practice of the firm. She joined the Bivonas Law team as of counsel, she is a Russian advocate and a member of the Moscow City Bar. She has experience in commercial litigation, civil, criminal and financial fraud cases, regulatory and employment disputes as well as extradition matters.

Leave a Comment